История творится каждую минуту. Общество живёт, развивается, рождает новые явления и расщпляет старые. Всего несколько лет назад у всех на слуху были две субкультуры – эмо и “падонки”. Чуть ли не половина девушек ходила с густонакрашенными глазами, с длинными челками, закрывающими большую часть их серьёзно-трагичных мордашек, а в одежде преобладали чёрно-розовые цвета. В Интернете же тысяци аффторов жгли креативами на “албанском языке” и постили на udaff.com пошлые картинки пелоток, стараясь раскрыть тему сисек.

И вот всё это исчезло так быстро, что я не сразу и осознал. Эти когда-то достаточно массовые субкультуры сдались без боя, в момент потеряв своих сторонников. Что случилось? Откуда они пришли и почему исчезли?

Мне кажется, здесь все достаточно просто. Каждый человек стремиться выделиться. Он считает себя уникальными, неповторимым, непохожим на “всю остальную массу”. Что самое интересно, так оно и есть. Я верю, что в каждом из нас заложен огромный потенциал для развития. Человек есть не то, что он есть сейчас, человек – это то, чем он может быть. Для описания такого человека в философии используется понятие “родового человека”. Проблема в том, что стремясь достичь своей родовой сущности, некоторые идут сложным, но верным путём, развивая те качества, которые и делают человека человеком (разум, духовность, воля и т. д.) и через это выделяясь из массы. Другие же избирают намного более лёгкий путь чисто внешних различий. Претензию на высокую духовность, например, они обосновывают показынм страданием и мыслями о смерти.

Почему ещё люди выбирают путь внешних различий, помио того, что по нему намного легче идти? Ведь всё же некоторые не соблазняются этим, хоть и для них другой путь нисколько не легче.

Первую причину можно найти на уровне отдельной личности. Я думаю, что вощедшие в такие субкультуры люди изначально сколнны презирать всех остальных. Логика такова: человек, решивший изменить себя, осознаёт своё несовершенство и свои потенциальные возможности. Здесь нет ссылки на других. Да он уникален и неповторим, но не потому, что все остальные якобы быдло (сейчас он такой же, как и все остальные), а потому, что он может стать таким. Другие его в общем-то не особо интересуют.

Тот, кто выбрал путь внешних различий, убежден, что он лучше остальных прямо здесь и сейчас, что он наконец-то нашёл подходящее себе окружение. Именно поэтому, в том числе, ему не надо изменять себя, а надо просто показать принадлежность к этой группе.

В дальнейшем чувство презрения к остальным будет только увеличиваться, ведь имея в основе своей идеологии негативную программу, изначально нацеленную на сравнение и противопоставление, он должен будет и дальше выискивать в других недостатки, оправдывая свою принадлежность к субкультуре.

Вторая причина имеет общественные корни. Общество целом и человека в частности определяет культура. Культура – это система стимулов и ограничений, которая подталкивает человека к обретению своей родовой сущности. Культура говорит тебе, что жить стоит не только чтобы есть, она открывает перспективы, которые ты не мог бы представить самостоятельно.

Высшее своё выражение культура находит в идее, или точнее в идеологии – системе идей и ценностей. Это например идея свободы, морали, прогресса. Эти идеи связанные во едино какой-либо красивой мета-идеей образуют религию, национальную идею, различные филосовские концепции.

В безыдейном же обществе, отвергнувшем религию в лице православия, филосовскую систему в лице марксизма, и не имеющем национальной идеи, даже поверхностная и откровенно глуповатая идея может захватить множество умов.

Итак, понятно почему возникли эти субкультуры. А почему они так скоро исчезли, не оставив после себя ничего значительного?

Во-первых, по мере роста членом группы, считающей себя элитароной, её элитарность закономерно испаряется. Уже невозможно считать себя лучше других потому, что что у тебя, например, черная чёлка, ведь она есть у всех.

Во-вторых, люди сами или с помощью других начинают понимать, что всё-так они зашли куда-то не туда. Они осознали, что не получили правильных ответов на заданные ими вопросы, что неудовлетворённость настоящим и тяга к чему-то большему никуда не ушла.

Однако не все субкультуры так исчезают так бесславно. Возьмём в качестве примера христианство. Первоналально ялвяясь идеологией рабов и маргиналов, оно стало основой целой цивилизиции. Причина такого успеха в постановке правильных вопросов и удовлетворительных ответах на них (Не буду называть ответы правильными, так как не уверен, что на такие вопросы вообще можно ответить верно. А даже если можно, то точне нельзя проверить).